Властелины колясок

Часть 2

Опубликовано: 28 окт. 2007

В голодные и нищие 90-е вся жизнь инвалидов в парке и протекала, поэтому в единственной тогда кафешке стульев не было. Сегодня в Саках несколько десятков ресторанов, оборудованных пандусами. Когда туда заезжает «позажигать» команда на колясках, официанты тут же убирают стулья. За соседними столиками гуляют отдыхающие из других санаториев: сакские грязи, похоже, лечат от всех болезней.

Местная достопримечательность — Борис Зурбань. Ему 47 лет, и на его счету уже три расторгнутых брака. Ради этого мужчины в растянутых спортивных штанах соглашались переехать в Саки жительницы столичных Москвы, Ташкента и Киева. Однако после нескольких лет совместной жизни уезжали. Борис Григорьевич утверждает, что сам был инициатором расставаний. «Году на шестом максимум люди начинают надоедать друг другу. А зачем так жить? Мы расходились по-хорошему».

Ему было 18, когда автокатастрофа разрушила не только его здоровье, но и перспективу получить профессию. Доучиваться на зубного техника не стал, а после того, как первый раз отдохнул по собесовской путевке в Саках, решил переехать в этот город насовсем: «Здесь я никому не в тягость». И так — уже почти 20 лет.

Первые годы, по собственному признанию, пил. А затем стал знакомиться с женщинами. Что их привлекало в безработном инвалиде? «Я показывал им другую духовную жизнь. Благодаря мне они приобщались к классической музыке, хорошей литературе», — рассказывает он мне в санаторской кафешке, не позволив заплатить за дорогущую минералку.

Сейчас Борис Григорьевич живет один и отрывается от чтения только затем, чтобы совершить моцион и пообщаться под «Бурдой». Но последние годы это общение приносит ему все меньше удовлетворения. «Инвалиды раньше были другими. Мы обсуждали книги, последние публикации в научных журналах. А нынешняя молодежь? Вся на наркотиках, и разговоры только о деньгах».

У Аганеза с братом собственная фирма строительных материалов, и он постоянно ездит по делам в Москву. А в Ереван не ездит, потому что в этом городе любимая женщина убила его сына. Это случилось, когда Аганез лежал в реанимации после аварии. «Если парень на третий день не очнется, он умрет», — сказали врачи. Аганез очнулся на четвертый. Жену к этому времени родственники уговорили сделать аборт — очень поздний. «Зачем тебе муж-инвалид и его ребенок? — спрашивали они. — Ты молодая, здоровая».

Аганез не простил предательства ни жене, ни, похоже, всем женщинам мира. «Нет, жениться не буду больше, зачем? В Саках у меня есть девушки, и не одна, но серьезных отношений не будет еще долго». Аганез иногда встает с коляски и ходит с палочкой. Врачи говорят: есть надежда, что он поправится.

Навсегда собирается перебраться в Саки и Людмила Маркова из Херсона. Судьба подсекла ее на взлете, точнее, на дороге в аэропорт. Людмила собиралась лететь в Испанию, чтобы выйти замуж.

После аварии была полгода в киевской клинике — от операции к операции. С испанским женихом порвала. (Гордость — еще одна «травма» инвалидов.) Несколько недель в Херсоне были ужасными. В сквере перед домом к женщине в коляске постоянно приставали с сердобольными разговорами типа: «А что, ножки у тебя совсем не ходят?». И тогда брат отправил ее в Саки. Здесь на ноги Людмилу ставили не врачи и массажисты, а штатный психолог. Полгода она учила несчастную женщину жить после катастрофы.

А потом появился Вася — водитель-дальнобойщик из Киева. «Он возил меня на процедуры, он проводил со мной все свободное время. Я доказала себе, что, даже будучи инвалидом, сохранила женскую привлекательность». Трудно поверить, что полгода эта женщина жила в жесточайшей депрессии.

Когда наблюдаешь инвалидскую тусовку под «Бурдой» со стороны, кажется, что собрались вместе представители какой-то иной цивилизации, красивые и веселые. И испытываешь облегчение, что ли, от того, что их не нужно жалеть. Это люди, мечтающие вернуться в мир здоровых, но не нуждающиеся в нашей ритуальной жалости. С ними сложно. С тремя героями этой публикации меня знакомила замотанная жарой и посетителями женщина-администратор. Попытки входить в контакт самостоятельно наталкивались на решительный отказ.

Они хотят жить с нами и боятся нашей жестокости. Они отвергают любую идею «резерваций» (специальных домов или городков) и страдают от отсутствия пандусов, лифтов, специальных туалетов и вагонов. Но даже когда мы, здоровые, построим все это, нам нужно будет решить еще одну проблему — перевоспитать себя. Как сделали это здоровые жители крымского «Куршевеля для инвалидов».

Читать рассказ сначала >>

Автор: Янина Васьковская

Обсудить рассказ

Санаторий "Саки"

Рекомендуем

Крымское ТВ

Реклама

Каталог туристических сайтов

Мобильная версия сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности