Полезное



Кверхупоппинг уехал :-( Бывайте

Часть 1

апрель 2012

Опубликовано: 8 мая 2012

Так уж вышло, что последний месяц вместо глухих девятибальных московских пробок и пятидневной рабочей недели я провел в городе Саки. Не по своей воле, неожиданно для себя, и честно говоря, уезжалось мне не особенно радостно.

Про Саки я знал только то, что он недалеко от Евпатории, где я уже бывал однажды, что в Саках - грязи, и еще там соленое озеро. И еще в Саках живет мой хороший товарищ, к которому я собственно и поехал.

Плохое настроение, и вообще негатив внутри тебя - он притягивает к себе другой негатив. Сначала я не смог уехать на одном поезде с другом, не оказалось билетов. Пришлось покупать на более поздний и в два раза дороже. Купе мне досталось в старом прицепном вагоне, с наглухо задраенными окнами и гвоздями в стенах, об один из которых я конечно же сразу порвал джинсы. Розеток в вагоне не оказалось и мой смартфон благополучно издох к середине пути, я остался без связи, музыки,чтива и фильмов. Не добавлял радости и тот факт, что в оставшейся позади Москве меня не ждала работа, а в сакской перспективе были только безделье и неопределенность.

Начиная с первого дня своего пути я пил. Сначала в одно лицо, бутылку рома, лежа на своей верхней полке через стенку от туалета. Потом в соседнем купе, где ехали два инвалида с мамками, молодые парни, которых звали Димонами. Я показал им как пить ром с апельсином и корицей, они ответили водкой с бутербродами. Познакомились. Так плотно познакомились, что сидя под потолком в духоте своей полки, с паспортом в руках на границе я очень боялся, что меня стошнит прямо на фуражку пограничника. После той ночи мне было так хреново, что я решил больше не употреблять, однако и на второй день, и на третий, и на сегодняшний день - оставаться трезвым у меня не получалось. То в гостях наливают, то гости приносят, то в кафешке общаешься, то просто хочется винца жахнуть.

Там, в купе у пацанов я узнал термины "колясочник", "шейник", "спинальный". Слушая их истории, глядя на все эти атрибуты другой жизни, коляски, костыли, поджопники, памперсы, катетеры я уже тогда, пьяным мозгом зафиксировал, что что-то во мне поворачивается. Очень странное такое, смесь жалости, удивления, отвращения и восхищения. Я помогал им в дороге добраться до тамбура, курил, разговаривал, возвращал в купе. Один Димон был дельным, живым, на позитиве. Второй… я не знаю, может мне показалось, но у него глаза были мертвые. Он лениво говорил, не проявлял эмоций, не расставался с бутылкой колы и явно начинает обрастать лишним весом.Когда мы приехали в Саки, я помог веселому Димону выгрузиться на перрон, пообещал навестить его в санатории и уехал к другу.

Первые пару дней в Саках я болел.Сначала с будуна после поезда, потом с будуна после приветственного шашлыка с распитием отличного первача. На третий день я взял в прокате велосипед и поехал смотреть город.

Город мне не понравился. Мне не понравилось, что люди спят на ходу. Мне не понравились дома советских времен, не понравились дороги, по которым я ездил, тротуары, выложенные пиздоватой квадратной плиткой, не понравился неухоженный парк санатория Саки, не понравились развалины корпусов в этом саду, разбитые бордюры, выщербленный асфальт, не понравился уродливый памятник афганцам и не понравилось, что вечный огонь потушен, что золотая девушка разрисована. Что на улицах пыльно, что пешеходная улица Революции не для пешеходов, а для вездеходов, а на дальних тропинках валяются одноразовые шприцы.

Не понравилось, что берег озера, начиная от Западного переулка, где я жил огорожен самовольным забором, что на улицах по ночам не горят фонари, и что за городом все еще страшнее. Йодобром, кривая дорога мимо очистных, застроенный наглухо морской берег, засранный мусором и бетонными блоками. Все это удручало и не хотело ассоциироваться с курортом, с местом, куда люди добровольно приезжают и привозят свое бабло.

Я много спал, каждый день крутил педали, воткнув плеер в уши, проехал почти каждую улицу города, перекусывая каждый раз в новой кафешке, облазил весь рынок, зашил в КБО джинсы, постригся, купил дурацкие солнечные очки чтобы в глаза не летели жуки и песок, прикрутил к рулю фонарик для езды по вечерам. Прокатился по каждой дамбе на озере, через день мотался к морю, получая особенный кайф сидя на самом краю пирса и потягивая Черниговское из банки.

День за днем, как-то незаметно из меня выветрилась московская копоть. День за днем я наматывал километры по городу, наблюдая как оживает тот или иной его уголок. Как постепенно набирает силу солнце, наливается свежестью зелень, раздеваются девчонки, и раздеваюсь я сам. Покружив как-то вокруг Дома культуры я понял, что значит "заброшенный парк" и что до этого был несправедлив к парку санатория Саки. У меня появились любимые места. И не так сильно мозолил глаза мусор и общая внешняя неухоженность города, видимо потому, что я стал смотреть на него не со стороны. Знаете, как лампочка на проводе в новой квартире. Сначала висит эта времянка под потолком, раздражает, а потом и забываешь, что хотел люстру куплять. Ведь светит же, а что еще нужно.

Мне понравилась Новофедоровка. Сам я всю свою сознательную жизнь провел в гарнизонах разного калибра, от дивизий до ракетных пятачков в тайге, и для меня Гарнизон оказался таким… хорошим местом из детства. Даже не зная о том, что это бывший закрытый военный городок я стопроцентно угадал бы его. Кирзуху просто так не выветришь, она в бетон на года въедается. И атмосфера, и люди, и военная форма на веревке за окном, пусть и непривычной цветовой гаммы. Мне понравилось в Гарнизоне. Любил туда приехать, посидеть на лавочке детской площадки, посмотреть как мамки детвору выгуливают, а рядом на газоне - тетка свою овчарку. И как пацаны постарше, первоклашки, собирались в восьмером, с охапками пластиковых бутылок, видимо на войнушку. Нравился пирс. Море.

Мы стали периодически пересекаться с Димоном, заседать в кафешках, распивать пивас и разговаривать. Я слушал его истории, потихоньку вникая в незнакомые для себя стороны жизни таких людей, смотрел на него, смотрел на себя, охуевающего от такого неожиданного знания. Смотрел по сторонам. Наблюдал, как заезжают и располагаются за столиками колясочники. Их лица. Их разговоры. Их так много…Вас так много, ребята (

Приезжают по одиночке, парами, компаниями, бухают, веселятся, танцуют до упаду в буквальном смысле, курят, матерятся, флиртуют, блять - люди живут полноценной жизнью. Видел улыбающихся, грустных, равнодушных, уставших, мечтательных, но ни разу за весь месяц я не видел злых лица у колясочников.

Продолжение рассказа >>

Автор: Кверхупоппинг

Обсудить рассказ

Санаторий "Саки"

Рекомендуем

Крымское ТВ

Реклама

Каталог туристических сайтов

Мобильная версия сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности