Максимилиан Волошин в Саках

Часть 1

Опубликовано: 24 мая 2007

28 мая 2007 года общественность Крыма и, надеюсь, России будет отмечать 130-летие со дня рождения русского поэта и художника Максимилиана Александровича Волошина (1877—1932 гг.). Расцвет его жизни и творчества выпал на годы Октябрьского переворота 1917 г., Гражданской войны и последовавшего за ней террора. Тем не менее стихи и живопись Волошина полны веры в человека, в его лучшие качества. Мы гордимся тем, что мастер в самое трудное для него время обрел здоровье в Саках и как память об этом каким-то чудом в местном музее оказались две  его акварельные работы. 


В 90-е годы я была приятно удивлена, когда увидела в Сакском историко-краеведческом музее две акварели Максимилиана Волошина. Пока, к сожалению, не удалось установить, как они к нам попали. По инвентарным книгам, переписанным несколько раз, можно только предположить, что они были в музее уже в 30-е годы, во всяком случае, до Великой Отечественной.

Кстати, Сакский музей грязелечения, правопреемником которого является Историко-краеведческий музей, был основан в 1909 году. В 30-х годах, когда его возглавляла заведующая гидрологической станцией по режиму Сакского соленого озера Софья Пастак, музей значительно пополнил свои фонды документами, книгами, журналами по истории грязелечения, а также фотографиями и старинными открытками — на многих из них есть дарственные надписи врачей и благодарных пациентов. Часть фондов музея чудом сохранилась во время немецкой оккупации.

На одной акварели Волошина размером 25,5 х 15 см, выполненной в коричневых тонах, изображен залив  при лунном свете. В левом углу карандашом прямо на картине стоят знак и дата: МW 18-Х-29 — надеемся, поставленные самим автором.

Другая, размером 26х17 см, выполнена в серо-голубых тонах. На ней изображены невысокие холмы, в которые врезаются спокойные воды моря. В верхней правой части акварели, прямо по картине, рукой художника написано:

  • Вот вечер. С обрыва: заливы, заливы.
  • Видения горькой и древней земли.
    Максимилиан Волошин

 В левом углу акварели также карандашом поставлены такой же знак и дата: МW 3-XI-29.

Сакчане гордятся тем, что немного причастны к творчеству знаменитого крымского мастера. Ежегодно в мае, в день рождения Максимилиана Александровича, мы приглашаем в музей учащихся школ и гимназий, знакомим их с его удивительной судьбой и творчеством. Волошин писал: «В акварели не должно быть ни одного лишнего прикосновения... главной темой моих акварелей является изображение воздуха, света, воды... Пейзажист должен изображать землю, по которой можно ходить, и писать небо, по которому можно летать, т. е. в пейзажах должна быть такая грань горизонта, через которую хочется перейти, и должен ощущать тот воздух, который хочется вдохнуть полной грудью, а в небе те восходящие потоки, по которым можно взлететь на планере».

В исследованиях З. Давыдова и В. Купченко, а также в письмах и воспоминаниях Мастера, можно прочесть о том, что он в 1920—1922 годах серьезно болел, а в августе 1922 года находился на лечении в Саках.

Появилась мысль: может быть, Волошин подарил свои работы музею в благодарность за исцеление? Но акварели датированы 1929 годом, и на них нет дарственных надписей, как и нет у нас сведений о том, что Максимилиан Александрович бывал в Саках по-сле 1922 года. Как они попали в наш музей, еще предстоит выяснять. В этих исследованиях мы надеемся на помощь коллег из Дома-музея Максимилиана Волошина в Коктебеле.

...Смута, страх, голод, безденежье — все это подорвало здоровье поэта. В 1920 году он писал феодосийской художнице, краеведу Александре Петровой: «Я пролежал в полной покинутости в своей мастерской в Коктебеле десять месяцев. Когда мама была уже так слаба, что не могла ко мне подняться по лестнице в следующий этаж, а я не мог спуститься, а в доме с нами не было никого из близких, кого можно было просить ко мне подняться, никого, кто бы занялся мною...»

Не улучшилось самочувствие у М. Волошина и на следующий год. Он вспоминал, что все лето 1921 года просидел в кресле, «...сперва очень болели ноги и колени. До этого за день уехал в Коктебель и там слег в постель: мне недомогалось уже давно, зимой, но время было слишком острое — я не позволял себе заболеть. Но попав домой, решил себе разрешить поболеть 2—3 дня и слег, подогнув ноги, не мог уже встать 10 месяцев».

Продолжение рассказа >>

Автор: Людмила Юдина

Обсудить рассказ

Рекомендуем

Крымское ТВ

Реклама

Каталог туристических сайтов

Мобильная версия сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности