Полезное



Воробей из города Саки...

июнь 2015

Опубликовано: 8 июля 2015

Крымская земля замелькала под крылом «Боинга» через два часа полёта из Москвы. Это уже стало доброй традицией – начинать новый год с задумки об отдыхе в Крыму…

Приземлились в столице Крыма, добрых минут 20-30 ушло на то, чтобы найти место для стоянки нашего воздушного корабля. В аэропорту Симферополя идёт большой ремонт, чтобы Крым мог принимать до 200 рейсов в сутки…

Наше новое место для отдыха и лечения – санаторий им. Академика Н.Н. Бурденко в г. Саки… Построенный в 70-е годы прошлого столетия, он несколько раз переходил из рук в руки… При украинской власти здравница чаще всего простаивала, и теперь в санатории требуется большой ремонт.

Уникальность его отмечалась всегда: с балкона-лоджии хорошо наблюдается огромная чаша солёного озера, известного под именем «озеро Здоровья»… Озеро, откуда берут на лечение грязь и рапу для ванн.

Уже на второй день мы отправляемся на берег озера, которое на сотни метров уходит в сторону моря. Вода в озере настолько соленая, что она свободно держит человека…Лежи, загорай и читай газету… Вода плотная и маслянистая на ощупь. Мелкое по глубине, взрослый человек может перейти его вброд, поэтому малыши с удовольствием плескаются в солёной воде…

Папы-мамы спокойно уходят на поиски тёмной и густой  грязи. Целые семейства потом напоминают африканских негретят, чтобы потом удивить своих близких на Урале, в Сибири или центре России…

Мужчина из Севастополя, много лет проходивший в моря сначала рыбаком, сегодня офицер Черноморского флота России: «Впервые здесь, в этом озере какая-то оздоровительная сила»! Мы соглашаемся и рассказываем, что значит для нас Крым, этот  небольшой городок, как впервые оказались здесь. Снять бы причины, в силу которых мы не можем покинуть большой и шумный город…

В Саках проживает несколько сот инвалидов-колясочников. Кто-то перебрался сюда семейным, но большинство обрели счастье на крымской земле… Столица колясочников… Но особенно много их бывает летом. Всё приспособлено для того, чтобы человек с физическими ограничениями чувствовал себя равным и свободным… А значит,  и уверенным…

Быстро покрываемся золотистым загаром и подмечаем, что санаторий приглянулся не только нам…

Уже на третий день мы обратили внимание на стайку воробьёв, которая стала прилетать к нам на балкон. Пернатые вели себя так, как если бы жили тут всегда… Значит, мы в гостях. Среди пернатых выделялся воробей, который, похоже, был главным в воробьиной компании. Едва приметив, как мы рассыпаем крошки, он подавал громкий голос, и его родня приступала к трапезе. Мы долго присматривались к воробью, пытаясь понять, на кого он похож. В нём было что-то от музыканта и певца, своего рода «первый парень на деревне»…Который умеет выдать из гармони хорошую музыку, спеть, увлечь на танцы, а если потребуется, то и первым броситься в драку… Мы назвали нашего воробья Петрушей.

Включаем музыку, и наш Петруша старается её подхватить и по силе голоса в этот момент напоминает Лепса… Сразу не поймёшь, ему музыка нравится, или в эти минуты им руководит обычная воробьиная ревность и он пытается до нас докричаться: «Что Вам этот Стас Михайлов! Неужели я пою хуже?» Мы выключаем ноутбук, и Петруша успокаивается до привычного воробьиного пения…

Прилетают голуби, и наш воробей готов лапки сжать в кулак, если бы он умел это делать… Уступая по массе и размеру тела, он держится в стороне, приняв позу боксёра…Кричит, возмущается, но не улетает… Он вёл себя так не по жадности, а по другой причине…Голуби разбрасывали куски хлеба, и те падали и терялись в густой траве. А это уже расточительство…

Наш воробей настолько осмелел, что стал залетать в нашу комнату. Присядет на пол, попрыгает, как скаковая лошадь и подаст голос: «Пора обедать»! Мог без лишних слов присесть на стол: «Посмотрим, чем у Вас тут кормят!» А однажды наш воробей залетел в комнату, как снаряд, пущенный со стороны границы с Украиной, пристроился на телевизоре, прикрепленном на стене над холодильником, скосил бусинки глаз и громко прочирикал. Это, наверное, означало: « Хорошо, ребята, устроились, комната-хоромы… Я бы тоже в такой пожил, если бы предложили»… Одним словом, с таким воробьём мы не скучали…

Он оказался порядочным вожаком пернатой стаи, следил, чтобы его родственники «ложились спать» вовремя, умел считать до 138, безошибочно находя нашу комнату и балкон. С хитринкой в глазах… Ему нравилось себя демонстрировать. Сверху коричневато-бурое, ржавчинного цвета с чёрными пятнами перо. Снизу беловатые и серые. Щёки белые, вокруг ушей бледно-серая область. Крылья с желтовато-белой полосой. У самки окрас попроще… Много лет назад воробья можно было встретить только в Северной Европе. Начиная с 20-го века был завезён в разные страны… Прижился в Южной Африке и Австралии, Новой Зеландии, Северной и Южной Америке…Почти повсюду он – оседлая птица. Следуя за человеком, проник далеко на север, даже в несвойственную для него зону – до Мурманской области, устья Печоры и на север Якутии…Привязался к человеку настолько, что когда на Украине в апреле 1986 года случилась беда, и чернобыльскую зону местным жителям пришлось оставить, воробьи её тоже покинули. Другие птицы остались, а воробьи там жить не смогли… Полюбился человеком настолько, что получил наименование – домовый воробей…

…Наш Петруша понимал, что хорош собой…

Вставал Петруша с первыми лучами солнца. Оно едва угадывалось за далёкой чертой озера, а он тут как тут… Так воробей приучил нас к ранним подъёмам, и это было кстати…

Мы быстро приводили нашу комнату в порядок, готовили кофе и отправлялись по этажам-отделениям, где принимали лечение. Кабинетов было много, ими был заполнен подвал, величиной в добрый жилой этаж, и в их поиске с непривычки можно было заблудиться. 

Мы возвращались ближе к обеду, а работа у нашего воробья продолжалась…Наши пернатые спутники продолжали выполнять родительские заботы. И так весь световой день. У пернатых подрастала молодёжь. Воробьи успевают за лето сделать несколько выводков… А в Крыму здоровая экология, богатая кормовая база. За многие годы мы впервые наблюдали большие стаи ласточек, которые стали редкостью даже в деревнях…

Под нашим балконом в небольшие рощицы раскинулись кусты черешни, дикие яблони, несколько деревьев ивы. Но в ветвях гнёзд не было, среди густой листвы птицы прятались от непогоды. Ровными рядками росли ели и крымская сосна. Мы долго думали, где же у нашего заботливого папаши гнездо-домик с малышами, куда он уносил крошки хлеба…

Отгадка раскрылась неожиданно. Наш санаторий стоит лицом к городу, перед входом сооружён широкий навес, где мы укрывались от дождя. Между двумя плитами образовалась щель, откуда свисали соломинки, травинки и кусочки какой-то ветоши…

На провод присел воробей, оглянулся по сторонам и исчез в глубине с большим кусочком хлеба. По поведению и смелости было видно, что это наш Петруша. Что он здесь сторожил и чувствует себя хозяином.

…Последние минуты на крымской земле… Серая лента симферопольской трассы уводила нас всё дальше от городка, где месяц времени пролетел, как один день. Но мы покидали уголок у солёного озера с благодарностью и уверенностью, что сможем сюда снова вернуться. И нас тогда опять будет радовать новая встреча с нашим воробьём, который выбрал место для жизни в санатории, носящем имя большого и знаменитого человека – академика Н.Н. Бурденко…

Автор: Геннадий Никишин

Обсудить рассказ

Санаторий "Саки"

Рекомендуем

Крымское ТВ

Реклама

Каталог туристических сайтов

Мобильная версия сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru
Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности