Елена Яковлевна Романчук

Опубликовано: 22 марта 2020

Елена Яковлевна РоманчукВ первые часы начавшейся Великой Отечественной войны все медицинские работники курортов, больниц, поликлиник и других медицинских учреждений были призваны на фронт.

Лена Романчук, которой в апреле 1941 года исполнилось восемнадцать, заканчивала фельдшерско-акушерскую школу. Когда грянула война, на базе школы развернули военный госпиталь. Раненых привозили много, и бывшие студенты работали круглосуточно, перевязывая и помогая раненым, которых позже катерами и баржами переправляли на материк.

Полыхала пожарами родная крымская земля — земля счастливого детства и несостоявшейся мирной юности. Над полуостровом висели вражеские самолёты, бомбя и обстреливая с воздуха отходящие с тяжёлыми боями части Приморской армии. Невозможно было узнать родные места — улицы, дома... всё было в руинах! Среди развалин и обгоревших вещей, Елена увидела обрывки листа из журнала «Родина» и подобрала его. Этот листочек стал для Лены талисманом, который она пронесла по всем военным дорогам. Обгоревший клочок бумаги напоминал о поруганной Родине, которую необходимо было защитить и вернуться домой с Победой!..

Талисман действительно хранил Елену. Когда немцы вплотную атаковали полуостров, медперсонал, раненых, имущество госпиталя отправили на материк, в Анапу. Добровольцы — матросы Черноморского флота, среди которых была и молодая медицинская сестра, были направлены к станице Нотухаевской. Она, как оказалось, уже была занята немцами. По пути к ней машина с Красным Крестом попала под обстрел. Пришлось выпрыгивать прямо на ходу из горящего транспорта и под огнём бежать в кукурузное поле. Лена осталась без обуви — в одних носках. Лишь к вечеру собрались вместе 6 человек. Группу возглавил хирург Георгий Абашидзе. Чтобы согреть людей, он заворачивал их всех одной большой плащпалаткой.

Трое суток без воды и пищи выходили они из окружения... Наконец дошли до своих, откуда Лену направили в 11-ю Манёвренную хирургическую группу во главе с капитаном медслужбы Гнездиловым. Эта группа базировалась в штольне. Это не был госпиталь в том смысле, как мы привыкли читать в книгах и видеть в фильмах. Это была «скорая мобильная хирургическая помощь». Например, корабль заходил в порт, брал на борт медиков: врача-хирурга, операционную медсестру, санитаров и уходил в горячие точки. «Здесь, под разрывами снарядов раненых выносили, грузили на корабль и тут же делали неотложные операции. И так — днём и ночью, из месяца в месяц. Никто не думал о героизме, все делали своё дело,» - вспоминала Е. Я. Романчук.

Фронтовое время измеряется по-особому, а люди взрослеют и мужают на войне порой за несколько часов. Так и наша «сестричка Лена», как ласково её называли товарищи, уже давно перестала обращать внимание на бомбёжки и обстрелы, научилась ползать по-пластунски, тащить на себе раненого с поля боя и делать ещё массу необычных для мирного человека, но так необходимых на войне дел.

Шли фронтовые будни. Красная армия перешла в решительное наступление по всему фронту от Балтийского до Чёрного моря. Новороссийск, Анапа, весь Таманский полуостров стали свободными от врага. Началось и такое желанное освобождение Крыма. Елене Яковлевне довелось освобождать Феодосию, Ялту, Севастополь. В Севастополе закончилась крымская кампания для всей 11-й Манёвренной хирургической группы Черноморского Флота. Она полностью переходила в распоряжение Дунайской военной флотилии как 21-я Медицинская группа. До конца войны оставался ровно год.

...Стояла неповторимая альпийская весна 1945 года... В 130 км за Веной, под городом Линцы, куда выдвинулись части Дунайской флотилии, текла обычная фронтовая жизнь. Где-то впереди грохотали орудия, трещали пулемётные и автоматные очереди, глухо рвались снаряды. К ночи всё совершенно стихло — будто вымерло. «Это была последняя наша военная операция, - вспоминала Е. Я. Романчук, - вдруг, смотрим, машины едут, значит, везут раненых. А привезли... обмороженных. Откуда в мае обмороженные? Оказывается, из Альп. До двух часов ночи мы не вылезали из подвала, где их всех обрабатывали. И вдруг — канонада! Стреляли все! Мы выскочили на улицу и спрашиваем часового: «Что случилось?» «Победа, сестрёнка, победа!!!» - кричит он. «А почему стреляют? - «Салют!». И тогда Елена заплакала долгими, облегчающими душу слезами...

Фронтовые дороги... Их не забывают... Помнила их и Елена Яковлевна Романчук. Помнила и всех своих боевых подруг. Их было двадцать три в начале войны. Победу встретили трое: Зоя Машошина, Галина Григораш и она, Елена.

Елена Яковлевна Романчук, старшина 2-й статьи Черноморского Флота, после войны долгие годы трудилась на Сакском курорте.

Со своим мужем, военным лётчиком Палладием Владимировичем Самборжицким, прожили долгую счастливую жизнь, вырастили прекрасную дочь, внучку и правнучку.

…О той страшной войне написано много. Но каждый солдат — это отдельная страница её истории. Свою, очень яркую страницу вписала в эти общие анналы и хрупкая молоденькая медсестра, которой к концу войны едва исполнилось двадцать два!

Наградной лист Е.Я.РоманчукЗа участие в десанте под Будапештом старшина 2-й статьи Елена Яковлевна Романчук была удостоена высокой боевой награды — ордена Красной Звезды. Участвуя в боевых действиях в Керченской бригаде бронекатеров под командованием капитана 1 ранга Державина, получила медаль «За отвагу», в Сулинской бригаде бронекатеров — медаль «За боевые заслуги». Имеет также Орден Великой Отечественной войны 2 степени, медали за освобождение Кавказа, Белграда, Будапешта, Вены, «За победу над Германией» и другие.

Но вместе с этими боевыми наградами эта мужественная женщина всю жизнь хранила свой талисман — клочок бумаги со святым словом «Родина»...

Нам, нынешним, сегодня — есть, КЕМ гордиться! Нам есть, кого защищать — это наша с вами РОДИНА. 

Автор: А. Одвиенко

Обсудить рассказ

Рекомендуем

Крымское ТВ

Реклама

Каталог туристических сайтов

Мобильная версия сайта
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru LiveInternet
Пользовательское соглашение Политика конфиденциальности